ОБРАЩЕНИЕ ДИРЕКТОРА FSC РОССИИ

Уважаемые коллеги!

20-21 апреля 2020 г. в Москве мы планировали провести очередной, долгожданный для нас, 3-й FSC-Форум. Но в связи с распространением коронавирусной инфекции и введением мер карантина мы решили обновить его формат: часть тематических сессий пройдет онлайн в запланированные даты 20-21 апреля, а другая часть мероприятия переносится на октябрь 2020 года и пройдет в привычном очном формате.

Мы уверены, что эти изменения не повлияют на уровень дискуссии, но откроют для нас всех новые возможности. А FSC-Форум по-прежнему останется оптимальной площадкой для всестороннего рассмотрения волнующих всех нас вопросов, связанных с FSC-сертификацией.

По опыту прошлых мероприятий, FSC-Форум — это уникальная возможность и оптимальная площадка для всестороннего рассмотрения волнующих всех нас вопросов, связанных с FSC сертификацией. 

Влияние FSC сертификации на лесной сектор страны огромно. FSC в России сейчас это 50 млн га лесов, около 70 млн м3 сертифицированной древесины ежегодно, ⅔ объема продукции экспорта. Нам важно, чтобы FSC способствовала росту инвестиционной привлекательности лесного сектора страны, сохранению биоразнообразия и росту социальной ответственности лесопользования. С другой стороны, требования сертификации должны быть взвешенными, понятными и исполнимыми для лесопользователей.

Мы ждем на Форум всех, кто связан с “лесной” темой: представителей бизнеса и законодательных органов власти, природоохранных и социальных общественных организаций, компаний лесопромышленного комплекса, независимых экспертов, органов по сертификации.

Опираясь на пожелания Экспертного совета форума и других участников лесного сектора, тематические сессии будут проходить по двум направлениям: по сертификации и по продвижению и коммуникациям. 

В рамках тематических сессий и на полях FSC-Форума хотелось бы обсудить наиболее злободневные темы, которые остро волнуют экспертов и участников лесного сектора. Ниже представлена моя личная позиция по некоторым из этих вопросов. Приглашаю вас к обсуждению этих тем. Свои комментарии вы можете направить на мой адрес n.shmatkov@fsc.org.

Мы уверены, что наш Форум подарит нам всем новые темы для обсуждения, новых партнеров, новые решения на благо наших российских лесов!

Ждём вас на 3-м FSC-Форуме!

Список тем для обсуждения на FSC-Форуме*:

1) Рубки ухода в молодняках. Основная причина остроты сегодняшней дискуссии вокруг МЛТ и МЛМ — кризис лесообеспечения. Он возник из-за того, что многие десятилетия не обеспечивалось формирование хозяйственно ценных насаждений в лесах, пройденных рубками.

То, что многие сертифицированные предприятия не проводят эффективных рубок ухода в молодняках  – это один из самых больших имиджевых рисков для FSC. Тот факт, что из-за этого мы стали объектом острой критики со стороны некоторых неправительственных организаций, заставляет серьезно задуматься, что важнее – выделение лесозаготовительными предприятиями дополнительных 10 — 15 тыс. на гектар для грамотных рубок ухода, или большой имиджевый урон для всей схемы FSC, когда логотип FSC называют «знаком антикачества». Разве может быть неистощительность лесопользования без формирования хозяйственно ценных молодняков?

Между тем, площадные рубки ухода в молодняках, в отличие от коридорных, могут применяться по современным правилам ухода за лесами практически повсеместно, не только в пилотных районах реализации интенсивной модели лесного хозяйства. Почему не применяются? Скорее всего, предприятия экономят деньги, не хотят вкладываться в «чужую» собственность. 

Безусловно, эффективные рубки ухода в молодняках не следует применять тотально на всех участках – как минимум, нужно принимать во внимание их продуктивность и транспортную доступность. Критерии их «хозяйственной ценности» будут разными для разных предприятий и рынков. Выявление подходящих участков и, тем более, формализация требований к молоднякам в стандарте – вопросы очень непростые, требуют осторожности. Но если мы не начнем внедрять методы ухода за молодняками в обозримом будущем, то кризис лесообеспечения будет все более острым.

2) Малонарушенные лесные территории (МЛТ). Считаю, что введение в новый Национальный стандарт FSC «порога-2021» – ограничительного периода, по окончании которого станет невозможна сертификация новых участков МЛТ – это неверное решение. К сожалению, прошлый состав ТК и КС меня не услышал. Пока не изменил свою точку зрения и по-прежнему считаю, что сертификация МЛТ и рубки в них возможны – но только при условии, что у предприятия есть публичная, конкретная, проверяемая по измеримым показателям программа по переходу на устойчивое использование вторичных лесов с объемами заготовки, достаточными для постепенного прекращения освоения все новых участков МЛТ. 

В том числе, такой переход должен осуществляться за счет эффективных уходов в молодняках, которые приводили бы к формированию хозяйственно ценных насаждений. Также следует помнить, что формирование хозяйственно ценных молодняков – это только один из этапов грамотного лесоводственного цикла, но, в отличие от «коммерческих» рубок ухода, площадные «некоммерческие» рубки по новым правилам ухода за лесами можно применять не только в пилотных лесных районах.     

3) Лесовыращивание на территориях не лесного фонда. На зарастающих лесом сельскохозяйственных землях и других «землях иного назначения» необходимо разрешить лесовыращивание, создать правовую возможность существования частных лесов. Нужно ли при этом распространять на эти земли противоречивые избыточные требования Лесного кодекса и подзаконных актов, не обеспечивающих при этом во многих случаях формирования качественных лесов? Или нужно дать возможность предприятиям выращивать то, что им нужно (исключая только  некоторые агрессивно распространяющиеся чужеродные виды), и так, как им это выгоднее и удобнее. Как назвать эту форму лесного хозяйства? Интенсивное? Разумное? Думаю, термины обсуждаемы. Использование заросших лесом сельскохозяйственных земель позволит ослабить кризис лесообеспечения и остроту проблемы сохранения малонарушенных лесов. 

4) Малонарушенные лесные массивы (МЛМ). По моему мнению, экологические организации должны признать, что для многих держателей сертификатов не понятна ценность данной категории лесов и не ясны критерии выделения. Может быть,нужно отказаться от данной категории совсем? Тем не менее, при этом важно определить четкие критерии, какие участки в составе современных МЛМ действительно ценны по своим характеристикам (породный состав, возраст, наличие краснокнижных видов), и обеспечить их сохранение. Думаю, что определить ценность – задача экологических организаций, определить критерии – совместная задача и экологических организаций, и лесозаготовительных компаний. Без участия обеих сторон велик риск, что выработанные критерии не будут применимы на практике. кроме того Нужно учитывать, что выявление подобных участков может быть затратно. Но это не значит, что их нужно срубить, поскольку дорого выявить. Не исключаю вариант, что проще и дешевле окажется сохранять их в составе МЛМ и мы придем к тому, с чего начали – к сохранению МЛМ, но мне пока это совершенно не очевидно. 

5) Проекты по зонированию больших территорий. Считаю, что для решения вопроса сохранения и разумного использования МЛМ и МЛТ необходимы проекты по зонированию больших территорий (части субъектов РФ, с которых поступает контролируемая древесина, и части субъектов, перспективные для сертификации)  с выделением ЛВПЦ и заключением соглашений с заинтересованными сторонами (ЗС). Это позволит оптимизировать работу с ЗС для малого и среднего бизнеса.

Был бы очень полезен проект по масштабному зонированию МЛТ в масштабах страны (по всей зоне хозяйственного освоения лесов), который позволит выделить, с одной стороны, наиболее ценные части для сохранения стабильности климата и биоразнообразия и, с другой стороны, «леса высокой экономической ценности», освоение которых необходимо для развития предприятий, поддержки существования моногородов. 

6) Работа с заинтересованными сторонами. Сейчас ответственные лесозаготовители в случае отсутствия ответов со стороны ЗС на запросы становятся “заложниками” аудиторов по формальным признакам. Нужно договориться о предельном сроке ответа от ЗС, после которого отсутствие ответа нужно рассматривать как согласие с предложенными режимами лесопользования –  вплоть до появления новой информации о ВПЦ.   

7) Открытость и доступность информации по лесному фонду. Вся информация о лесном фонде и лесохозяйственных мероприятиях, осуществленных и планируемых, собрана органами управления за счет налогоплательщиков, поэтому должна быть открыта для всех в удобной для рядового гражданина форме. Для начала не только политики, но и общество увидят масштаб проблем с отсутствием информации об объекте управления, что простимулирует заняться их решением. В свою очередь, это увеличит шанс, что лесами начнут управлять качественно.

Считаю, что сертифицированные компании должны показать пример открытости и предоставлять общественно значимую информацию о лесопользовании также в удобной для населения и общественных организаций форме. Этот вопрос очень чувствительный, т.к. содержит риск разглашения коммерческой тайны и возможных резких протестов против планируемых рубок, и требует отдельного серьезного обсуждения. 

8) Соблюдение интересов местного населения. Существующая практика выделения и сохранения лесов высокой природоохранной ценности, необходимых для обеспечения существования местного населения и/или необходимых для сохранения самобытных культурных традиций местного населения (ЛВПЦ 5 и 6), во многих случаях не позволяет охватить очень многих представителей местного населения, критически зависящее от лесных ресурсов, и учесть его интересы. Известны примеры, когда на арендованных участках предприятий есть населенные пункты, окруженные лесом, в которых нет ни продуктовых, ни строительных супермаркетов, да и работы в общем-то нет. При этом ЛВПЦ 5 и 6 не выделены.

Будет ли в этом отношении эффективно применение концепции СПОС (свободное предварительное осознанное согласие), или её будут использовать отдельные активисты для шантажа ответственных лесопользователей? Внедрение СПОС должно быть продуманным и очень осторожным, мы вместе должны найти решения, которые бы смогли, с одной стороны, минимизировать такой риск, а с другой превратить FSC из зачастую формального в работающий механизм учета интересов местного населения при планировании и осуществлении лесоуправления”.

* Данные предложения являются мнением Николая Шматкова, директора FSC России, и не обязательно отражают позицию членов АНРГ.